Пользовательского поиска

ских групп населения ( в том числе проживающих на территории одного государства) и весьма ограничены для тех из них, где традиционные ценности определяют наиболее сильную дифференциацию ролей мужчин и женщин. Из 43 стран (24 развитых и 19 развивающихся), по которым имеются данные, ни одна ни увеличила индекс человеческого развития (ИЧР) после поправки на неравенство полов.[1]

Продолжая испытывать воздействие различных, пусть даже гораздо более мягких и сглаженных форм дискриминации, женщины столкнулись еще и с новыми вызовами в сфере социальной, экономической, экологической и личной безопасности. В последние десятилетия для них в гораздо большей степени, чем для мужчин, возрос риск одиночного родительства и зависимости от госпомощи, необходимости ухода за престарелыми родственниками, временной, неполной и других форм занятости (вопреки их желанию). С меньшей социальной защищенностью, снижения надежности доходов, одинокой малообеспеченной старости.

Наряду с общими для женщин развитых стран проблемами угрозы здоровью, жизни, ограничения на участие в общественной жизни, в России 90-х годов женщины поставлены ещё и перед необходимостью адаптации к принципиально новым условиям жизнедеятельности. Осуществляемые преобразования в перспективе от



[1] ИЧР впервые введен в отчете о человеческом развитии (1990 г.) и представляет собой интегральный показатель из трех основных компонентов — ожидаемой продолжительности жизни, образованности, уровня жизни. Эта поправка на неравенство между полами заключается в том, что общая величина ИЧР умножается на коэффициент неравенства, полученный в результате усреднения процентных соотношений, величины каждого компонента для женщин относительно соответствующего показателя для мужчин по доходу, образованию, ожидаемой продолжительности жизни. — Лебедева Л.Ф. Гендерные вызовы и реальность: права и положение женщины.  //Экономика США. — 1996. №6, — С. 28-43.

Яндекс цитирования Rambler's Top100

Главная

Тригенерация

Новости энергетики