Владимир Перевалов

 

                                           СТРОНЦИЙ

                                                          (рассказ)

 

«Вот это да! Ни дать, ни взять «Три богатыря», - подумал грешным делом сержант Бабяк, увидев за раскладным полевым столом трех генералов с разным количеством шитых золотых звезд на погонах, но с одинаковыми широкими лампасами на брюках.

- Отвечайте! Вас спрашивают! Что вы стоите как памятник! -  дернул за плечо сержанта стоявший рядом майор.

Сержант только хлопал глазами. Вот уже несколько дней как он со своим расчетом и спецавтомобилем «ГАЗ-69 РХ» был прикомандирован к отдельному трубопроводному батальону, развернутому для каких-то особых учений в трубопроводную бригаду. Сразу после разворота бригаду своим ходом отправили под Киверцы. Там она и стояла в ожидании приказа для дальнейших действий.

На слуху было, что в ближайшие дни начнутся учения четырех военных округов (Белорусского, Московского, Киевского и Прикарпатского) по прокладке трубопровода в две вилки для перекачки горючего из госрезерва в Добромыль. На окружные склады горючего. Солдатское радио также доложило, что кроме бензина  будут перекачивать ракетное топливо.  Батальон разворачивался в бригаду недалеко от населенного пункта Передильница.

- Так точно, товарищ Командующий! – выйдя, наконец, из ступора ответил Бабяк.

То, что генерал-полковника необходимо называть только товарищ Командующий, сержант, как и требовал майор, четко зарубил себе на носу.

- Из Самбора! Из роты разведки батальона химической защиты подполковника Музыки, - поняв, наконец, что от него требуется, четко доложил сержант.

- Вы, майор, объяснили ему его задачу? Он справится?  - Командующий продолжал задавать вопросы. Правда, теперь это касалось майора.

- Так точно, товарищ Командующий! – майор от неожиданности так втянул слегка выпирающий живот, причем, не успев сделать в легких соответствующий запас кислорода, что дыхалки не хватило даже на такой короткий ответ.  Окончание он уже произносил на выдохе. Так сказать, с присвистом.

- Сержант! – Командующий снова обратился к Бабяку. - Теперь вся надежда на тебя. Твоя задача до обидного простая. Здесь, в трубы поочередно, будут закладывать резиновый поршень с радиоактивным элементом. Под давлением воздуха поршень будет передвигаться по трубе. Скорость шаговая.

«Это и козе понятно, - дернулось в мыслях Михаила. – Куда ему деться из трубы, если в задницу подпирает нагнетаемый воздух».

- Твоя задача, - продолжил генерал-полковник, - со своим прибором сопровождать его вдоль трубы по всему маршруту. От Киверцов до Добромыля. В случае остановки поршня вызываешь по рации ближайшую насосную станцию. Дальнейшее не твоя забота. Приборы в исправности? Работать с ними умеешь?

- Так точно! – ответил сержант вслух, а про себя подумал: И ни хрена себе.  Это что же получается?  Это же шестьсот км. да еще и умножай на два.  Но дальнейшие движение его мысли прервал Командующий:

- Радиоактивный элемент доставили?

- С минуты на минуту должны привезти, - ответил майор.

- Определитесь с радиочастотами и позывными. А на вас, сержант, вся бригада смотрит. Да что там бригада, весь округ. Ваша работа – заключительная оценка и для бригады, и для округа в целом, закончил генерал-полковник и вместе с другими генералами направился к ожидавшим служебным машинам.

«Ни хрена себе маршрутик. Вот это озадачили.  Считай больше тысячи километров ножками протопать. И что я один должен это делать? Да у меня ноги отваляться раньше Львова. Вот это удружил мне ротный. И как они себе это представляют? Приказы и дурак отдавать может. Вы попробуйте сами такое расстояние прошагать, - накручивал себя сержант.

 Вернувшись к расчету он добросовестно довел полученную задачу до подчиненных. Водителя Непийвода и химика-дегазатора ефрейтора  Ицковича. Между прочим, земляка. Тоже из  Закарпатья, только из Хустского района.

- А ты хоть уточнил распорядок работы наших последующих дней? Мы что, круглые сутки должны шагать вдоль этих труб? – возмутился Ицкович. Водитель вопросов не задавал. Водитель он и в Африке водитель. У него колеса. А колеса, как известно, круглые. Они не шагают, а катятся.

- Это у кого я должен был уточнить? У Командующего? Да у меня до сих пор в коленках дрожь. Такое начальство мне еще видеть не приходилось. Тем более, на таком расстоянии.  Я тебя, храбреца, в следующий раз пошлю. Посмотрим как ты у него, Берко, уточнять будешь. Фамилия у ефретора была самая что ни на есть еврейская. Ицкович Берко Ицикович.

Минут через двадцать к насосной подстанции подъехала военная машина с цельнометаллическим кузовом. И спереди выше кабины, и сзади  кузов «украшали» приличных размеров круги, обозначающие радиоактивный элемент.

Из машины вышли подполковник и капитан. От подстанции подошли приписники-«партизаны». Майор, опекавший прикомандированных, поманив сержанта, тоже подошел к подполковнику.  

Когда четверо «партизан» вытащили из машины большой, полтора на полтора и высотой около метра цинковый ящик и опустили его на землю, капитан достал из кабины резиновый поршень, чем-то напоминающий болванку от снаряда 122 – миллиметровой гаубицы. Покрутив его в руках, открыл в носу резиновой болванки клапан. Под клапаном было отверстие, уходящее в глубину поршня.

- Сержант! В этом цинковом гробу, - показывая на рядом стоящий ящик, сказал подполковник, - находится радиоактивный элемент – стронций. Ты должен из пробирки стронций опустить в отверстие поршня и плотно закрыть его пробкой. Все это надо делать очень осторожно.

Услышав про радиоактивный элемент, окружающая толпа моментально усохла. На приличное расстояние от обочины отошли и офицеры.

Сержант взял в руки поршень и, подойдя к самому ящику, приступил к работе.

Открутив толстую пробку цинкового ящика, Бабяк увидел свернутую в специальном пазу довольно толстую нитку с узелком на конце. Потянув за нитку, вытянул наружу стеклянную пробирку. В пробирке виднелась спираль, чем-то напоминающая вольфрамовую нить электрических лампочек.

«Так вот ты какая, невидимая смерть!» - подумал он, разглядывая пробирку.

Удерживая правой рукой открытую пробирку со стронцием, а левой – резиновый поршень, Бабяк почувствовал, что ноги почему-то стали ватными, а руки – слегка дрожат.

Стараясь более точно подвести отверстие поршня под наклоненную пробирку, он никак не мог сдвинуть руку, удерживающую поршень. Ее как будто заклинило. Вроде кто-то силой удерживал ее на расстоянии от пробирки. И тут случилось то, что на официальном языке называется «непредвиденные обстоятельства».

Рука после некоторых усилий резко пошла вперед. Поршень ударился о донышко пробирки, отчего последняя сместилась горлышком вниз.  

Бедняга вначале ничего не понял. Пробирка в руках была пустой. От удивления у него даже глаза на лоб полезли. Так продолжалось несколько секунд.

- Что случилось, сержант? – громко крикнул подполковник. – Если закончил работу, закрывай пробкой поршень. Мы его поместим в трубу и пусть себе «гуляет» до Добромыля. Что ты там рассматриваешь?

- А стронция-то нет! И пробирка и поршень пустые, - чувствуя, что по его вине случилось что-то непоправимое, - ответил сержант.

- Как так нет? Ты что, его потерял?!

Через несколько секунд в радиусе нескольких десятков метров не осталось ни одного человека. В том числе и кадровых офицеров.

- Ицкович! Быстро подготовь прибор ДП-5А и принеси его сюда, - крикнул Бабяк не оборачиваясь и не сходя с места.

- Ты что собираешься делать? – громко издалека спросил подполковник.

- Искать радиоактивный элемент, - ответил сержант. – Черт бы вас всех побрал. Не могли этот дурацкий поршень зарядить в лаборатории? Теперь ищи эту вольфрамовую нить в пыли, - последнее подумал он только про себя.

- Прибором он его не отыщет, - вставил свое резюме капитан.

- Обязан отыскать! С нас обоих шкуру спустят, если он его не найдет. И какой дурак этого сержанта сюда прислал? Майор! У вас что, других химиков не было?

Конечно, зарядить поршень стронцием могли и в лаборатории. Но подполковник и капитан были из ведомства химзащиты округа, а трубопровод прокладывали войска из другого ведомства. Каждое из них имело свою задачу, А чтобы объединить все это в одно целое с пользой для общего дела, тем более с минимальными затратами, требовалось, наверное, еще одно ведомство.

- Он такой же мой, как и ваш, - ответил майор. Он вообще был совсем не из Прикарпатского округа. Он был из Москвы, из Управления химической защиты МО СССР. – Если не найдет, придется весь этот участок земли срезать и вывозить для специального захоронения. Первым делом, надо срочно дорогу перекрыть. Унесет завихрением в поле или еще куда, тогда точно беды не оберешься. Вам, товарищ подполковник, не мешало бы о случившемся доложить по инстанции, - ехидно продолжил майор.

- Доложить всегда успеем. Может, еще и отыщется.

Надев наушники и опустив штангу почти к самой земле, сержант включил прибор. В наушниках затрещало так, будто кто-то рядом с большой скоростью соединял два провода высокого напряжения. Сержант медленно двигал телескопическую штангу прибора по кругу. Треск в наушниках не менялся.

Повозившись немного с прибором, сержант снял наушники, вернул прибор Ицковичу и присел на корточки.

- Что он собирается делать? – спросил подполковник у капитана.

- Откуда я знаю? Может у него зрение лучше прибора!

Бабяк провел ладонями рук, слегка касаясь земли. Со стороны создавалось впечатление, что он нежно гладит ладонями лежащий впереди него участок обочины.

- Ну что, сержант! – крикнул подполковник. – Ты обязан любым путем найти этот элемент! Ты уж постарайся, дорогой!

«Ни хрена я вам не обязан. Раньше надо было думать».

Поняв, что от поглаживания обочины результата не будет, он пошел другим путем. Начиная от себя, правой рукой осторожно черпал песок и медленно просеивал его на левую руку. Это длилось больше часа. Ныла спина, затекли ноги. Казалось, еще мгновение, и он плашмя рухнет на обочину – и гори оно все синим пламенем. Но какое-то шестое чувство подсказывало ему, что этот труд не напрасный.

Несколько раз ему казалось, что злосчастный стронций уже в ладони. Но это были посторонние предметы, которыми так богаты обочины наших дорог.

И все же ему повезло. Вообще-то, повезло не так ему, как подполковнику и капитану. Да и майор, в случае чего, не остался бы без «подарка». С него взятки-гладки. Выговор или гауптвахта на худой конец. А вот офицерам было что терять.

При очередном просеивании песка он увидел блеснувшую на солнце спираль. Не очень веря глазам, Бабяк поднялся и отошел на другую сторону дороги.

- Что за путешествие он устроил?  Разминку делает, что ли?

- Не думаю» По-моему, он что-то обнаружил. Видите? Левая ладонь сжата в кулак. На той стороне дороги свою находку он для убедительности проверит прибором, - ответил капитан.

И точно. На той стороне дороги прибор показал наличие радиоактивного элемента. В то же время проверка прибором прежнего места давала в наушниках слабое потрескивание. Такой себе слабенький радиоактивный фон.

Надежно упаковав стронций в резиновый поршень, сержант отнес его к насосной станции. Рядом с ним шагали радостные капитан, майор и подполковник.

- Молодец, сержант! От всей службы тебе благодарность! Буду ходатайствовать о представлении к правительственной награде, - вполголоса шептал подполковник.

-  Мне твоя благодарность как «зайцу стоп-сигнал». Я за службу в виде поощрений и оказания помощи части около ста суток общим счетом был дома, получил звание сержанта, а в тумбочке у меня с десяток грамот сложено. Не считая благодарностей. А ходатайствовать ты ни в коем случае не будешь. Себе дороже. Сам ведь виноват», - подумал про себя Бабяк.

Еще через полчаса, ровно в двенадцать ноль пять, поршень начал свое движение по трубе. Ему предстояло «прогуляться» от Киверцов до Добромыля и обратно. И прежде чем качать ракетное топливо и бензин из госрезервов на окружные склады, трубопровод требовалось тщательно проверить на герметичность. До прохождения поршня его проверяли сначала воздухом, потом водой, потом снова воздухом. Теперь очередь была за поршнем.

Впереди были нескончаемые дни и ночи сопровождения его, шагая вдоль трубы от Киверцов до Добромыля и обратно.

Сколько радиации получил сержант…? А разве это кому-нибудь интересно? История об этом умалчивает.

                       

 

 

 

Яндекс цитирования Rambler's Top100

Главная

Тригенерация

Новости энергетики