Пользовательского поиска

Николай Волынец

 

ПРО  «ЭТО»

 

Ну и времена пошли. При советской власти о сексе не могло быть и речи. Потому что тогда его и в помине не было. А сегодня? Малолетки уже не спрашивают у родителей, откуда берутся дети. Потому что уверены, знания старших в этой области весьма примитивны: детей приносят аисты и оставляют в капусте. Кроме того, подростки сегодня не только знают, от чего бывают дети, но и от чего не бывают. О сексе  дети знают больше, чем их бабушки и дедушки, например, про коммунизм.

А как их бабушки и дедушки могут вести беседу о сексе? Они до сих пор стесняются вслух произносить не только это слово, но и все, что с ним связано. И тогда беседа становится совсем запутанной и сложной. Хотя с тещей я разговариваю так и о самых простых вещах.

На 1 апреля мой коллега доцент Петренко на до мной подшутил. Скажу, ну и шуточки у него! Зная,  что в мой портфель часто заглядывает жена, подложил в него... извините, презерватив. Притом цветной, в красную и синюю полоску. И где он достал такой? Вынул из упаковки и  аккуратно разложил его в портфеле на стопке конспектов моих лекций. Я  же об этом ничего не знал.

А жена в конце марта уехала на несколько дней в командировку. Уезжая, сказала:

- Пока я в отъезде, у нас поживет мама. Надо же кому-то тебя кормить. Иначе умрешь с голоду.

А я подумал: «Лучше голодная смерть, чем каторга наедине с тещей».

Первые два часа я выдержал достойно. И первые два дня - тоже. Но утром третьего дня, а это было второго апреля,  теща вежливо спросила:

- Уважаемый доцент Волынец, почему ты опаздываешь? И это уже не первый день.

- Я не опаздываю. Всегда прихожу ровно к звонку.

- Нет, ты опаздываешь. Позавчера пришел на час позже.

- Неправда. У нас на работу никто так не опаздывает.

- А я и не говорю, что на работу. Ты с работы опаздываешь. Вот и вчера где-то пропадал целых сорок семь минут.

- А откуда вы знаете, когда заканчивается мой рабочий день?

- Знаю. Я хорошо изучила твое расписание занятий.

- Как, вы ходили в университет?

 - Нет. Я  совершенно случайно наткнулась на расписание в твоем портфеле. А еще пока ты спал, я у тебя обнаружила «это».

- Что - «это»? - не понял я.

- Ну, «это», что необходимо, чтобы заниматься любовью, - сказала теща, явно смущаясь. Она имела в виду презерватив в портфеле. А я - совсем другое. Ну а что же еще необходимо мужчине, чтобы заниматься любовью и что можно у него обнаружить, когда он спит? Я подумал: «Ложась спать, надо поаккуратней укрываться одеялом».

А теща,  продолжая смущаться, спросила:

-  Ты всегда носишь его с собой?

- Да, конечно, - сказал я. - А как же иначе?

- Мог бы не таскать каждый день, особенно когда жены нет дома. Ведь «это» не является  рабочим инструментом доцента.

- Но что именно вы имеете в виду? - недоумевал я.

- Ну, «это»... необходимое приспособление для секса.

Ой, нелегко ей было произнести это слово! Ведь выросла и воспитывалась при советской власти, когда секса не было. Но мне яснее не стало. Я даже не догадывался, что мы с ней разговариваем о разных вещах. Я сказал:

 - А что, разве мне надо оставлять его дома? И класть в стакан, как вы кладете зубы на ночь?

- Ну, зачем в стакан. Просто выбросить. А не таскать его каждый день на работу.

         - Но он мне нисколько не мешает, даже танцевать, как и каждому нормальному мужчине.

        - А я думаю, нормальные мужчины могут прекрасно танцевать и без него. Зачем он им нужен во время танца? И тебе нет в нем надобности пока жена в командировке. 

        - Как это «нет надобности»? Есть, для другого дела.

- Для какого еще другого дела? Ты что, извращенец?

- Никакой я не извращенец. Я  - нормальный здоровый мужчина. И пользуюсь своим мужским инструментом несколько раз в день.

- Несколько раз в день? - всплеснула теща руками. – А разве он не одноразовый?

Ну, думаю, совсем свихнулась теща на старости лет. И притом на сексуальной почве.

- Как это одноразовый? – возмутился я. – Он – многоразовый. А если бы я, не дай бог, болел простатитом, то пользовался б им еще и ночью.

А теща продолжала:

- Нет, нормальный мужчина такого не носит. А я хорошо его рассмотрела... пока ты спал. Он у тебя полосатый.

- Какой, какой? - ужаснулся я.

- Полосатый. В красную и синюю полоску. Я даже не знала, что такие бывают. У нормальных мужчин таких не бывает.

Тут у меня отнялся язык. Утром я посещал туалет, но никаких полос не заметил. Хотя я  и не рассматривал.

И я отправился в туалет - убедится, что у меня все нормально. Убедился. Полос нету. Ни красных, ни синих. И никакой я не извращенец. Скорее она со своими вопросами.

Так мы с ней и не выяснили, о чем ведем беседу. И замолчали. На весь день.

Вечером, собирая бумаги в портфель, я обнаружил «это»... «для секса», в полоску, одноразовый.

Я недоумевал, как «это» сюда попало. Может, теща подложила в провокационных целях? Не похоже. Вспомнил! На днях доцент Петренко рассказывал анекдот про полосатый презерватив. Значит, это его, сексуально озабоченного, первоапрельские шуточки.

А назавтра я увидел тещу в нашем университете. Наверняка пришла следить за мной. Она не могла успокоиться. Ещё бы! «Это» лежало в моем портфеле в полной боевой готовности, словно мой повседневный рабочий инструмент. Пришла, открыла дверь и заглянула в аудиторию, в которой я читал лекцию. Видимо, убедиться, чем я занимаюсь на рабочем месте.

Я сделал вид, что её не узнал. Не прерывая занятия, сурово обратился к ней:

- А вы, студентка, почему опаздываете. Лекция давно началась, а вы где-то бродите. Перерыв был на одну сигарету, а вы выкурили, наверное, целую пачку. Это в вашем-то возрасте.

- Причем мой возраст? - промямлила теща-студентка. - Я  задержалась в библиотеке.

- И когда же вы туда зашли, в библиотеку-то? В прошлом веке, что ли?

Теща вспыхнула и захлопнула дверь.

Дома мы опять не разговаривали. Назавтра она, кажется, университет не посещала. Однако когда я шел с работы, то какая-то женщина неотрывно следовала за мной. Она была в черной шляпке с вуалью. Лицо скрывала вуаль, но походка её была мне до боли знакомой.

А на следующий день за мной семенила японка в кимоно, старательно прикрывая лицо веером. Достать всё это для тещи – не проблема. Её подруга до сих пор работает в театре костюмершей.

На третий день я увидел у себя за спиной женщину в парандже.

Я не выдержал и сказал:

- И долго вы будете за мной следить?

- Айм сори? Я не понимайт, - прозвучал под паранджой знакомый голос. В прошлом году теща ходила на курсы английского. Сегодня это была её разговорная практика.

- Перестаньте притворяться. Я вас сразу узнал по походке. И по голосу.

После моих слов женщина в парандже поспешно скрылась в вечерней толпе.

Если бы не вернулась жена, то теща перебрала бы весь реквизит театра. И добралась бы до рыцарских доспехов средневековья. Интересно, как бы она грохотала в них, преследуя меня по улицам города?

Но вечером приехала жена и теща оставила меня в покое. А доцента Петренко я заставил позвонить и рассказать моей супруге все о своем безобидном первоапрельском розыгрыше. Пока ей про «это» не рассказала её мать.

Яндекс цитирования Rambler's Top100

Главная

Тригенерация

Новости энергетики

Новости спорта, олимпиада 2014